Как вы играете в «Что? Где? Когда?» в компании?
Зачем люди участвуют в корпоративных интеллектуальных играх?
Как знатоки «ЧГК» взламывают вопросы?
Какие есть роли в «ЧГК»?
Как люди придумывают вопросы для «ЧГК»?
5
вопросов
Корпоративные игры разума
Тайные знания о том, как знатоки «взламывают» вопросы, как распределяются роли в команде, как играют в интеллектуальные игры в компании IBS.
Как вы играете в «Что? Где? Когда?» в компании?

Я начал играть в «Что? Где? Когда?» для собственного удовольствия, когда учился в Институте нефти и газа им.Губкина. Там мы никаких высоких результатов не достигали и желания двигаться профессионально по этой части не было. Играли для себя и никак особенно не готовились.

А в прошлом году в IBS устроили корпоративную игру и пригласили меня в качестве ментора одной из команд. Участники моей команды были из другого подразделения, я никого из них не знал и был очень рад познакомиться. Мы с ребятами собирались в аудитории и тренировались. Поначалу я сам готовил вопросы, потом мне объяснили, что я напрасно их жгу, есть куча баз данных, где можно эти вопросы взять. Тогда я свои вопросы отдал организаторам игры. И сейчас время от времени продолжаю формулировать и отсылать, так как осенью начнется новый игровой сезон.

Для менторов компания организовала тренинг, который вела Валентина Голубева, двукратная обладательницы «Хрустальной совы», капитан первой женской команды в истории клуба. Видимо, у Валентины была подзадача прокачать наши лидерские качества, а мы постоянно ее землили: «Это все понятно, а теперь расскажите, как брать вопросы!» Она рассказывала нам, какие бывают вопросы и как их «взламывать», как распределяются роли в команде, как правильно рассадить людей в зависимости от их умений, контактности. 

Игра длится около двух с половиной часов с тремя перерывами через каждые восемь вопросов.

После игр мы анализировали и обсуждали, какие вопросы взяли или не взяли и почему. Валентина очень точно диагностировала определенный момент, когда команды просто устают и перестают брать вопросы. Было так, что команда шла-шла, споткнулась на вопросе и у нее пошел спад. В этот момент надо команду взбодрить или переключить, что я и пытался делать.

Валентина сказала очень хорошую фразу: «Хорошая команда — та, с которой не страшно проиграть». Я счастлив, что нам с ребятами удалось получить удовольствие от игр.

Зачем люди участвуют в корпоративных интеллектуальных играх?

Лично мне это просто интересно, поскольку в свое время я играл в «ЧГК». Ну, и для того чтобы работа не ассоциировалась исключительно с трудом, для переключения с рабочих задач. Познакомившись с участниками своей команды, я стал лучше понимать, как работает другое подразделение компании. Все-таки в IBS больше 1000 сотрудников, и я знаком далеко не со всеми из них. После игр иногда пишешь на горячую линию поддержки и откликается человек из твоей команды. Это так душевно и приятно. Или идет разработка новой системы, ты ее тестируешь и понимаешь, что пишешь человеку из своей команды. 

Я знаю две команды в нашей компании, которые все лето тренировались. Это просто класс! Тот случай, когда люди получают удовольствие. Очень надеюсь, что будет продолжение в следующем сезоне, потому что это полезная вещь.

Как знатоки «ЧГК» взламывают вопросы?

Это зависит от типа вопроса. Бывают вопросы на чистое знание, на догадку, на построение логических или каких-то других цепочек. Иногда нужно строить цепочки в зависимости от цифр, которые назывались. Например, когда звучит цифра 4, можно вспомнить четыре континента, четыре времени года, и простым перебором найти ответ. Если вопрос описывает действия, встает кто-то из команды, начинает их показывать, и это иногда помогает. Бывают лингвистические вопросы. Тут пригодятся люди, способные к языкам, умеющие находить между ними связи. Нужны логика, ассоциации, и конечно, знания. Но вопросы на голое знание в «ЧГК» никогда особенно не приветствовались.

Очень важно внимательно слушать вопрос, если он связан с историей или географией, потому что в нем может быть спрятан ответ. Например, на тренировке я задавал ребятам из своей команды такой вопрос: «Несмотря на то, что картина эта была написана в 1642 году, и на то, что висела она в зале недалеко от камина и закоптилась, об этой картине известно многое: и что она была написана мастером по заказу, и как зовут почти всех реальных героев, на ней изображенных (например, капитан Франс Баннинг Кок и лейтенант Виллем ван Рейтенбюрг), и когда они родились и умерли. А когда картину почистили от копоти, оказалось, что называли её долгое время неправильно». И предложил ребятам вспомнить любое из двух названий — данное автором или традиционное. Ответ прятался в самом вопросе: «Выступление стрелковой роты капитана Франса Баннинга Кока и лейтенанта Виллема ван Рёйтенбюрга» или «Ночной дозор».

Какие есть роли в «ЧГК»?

В наших корпоративных играх был ведущий, редактор ответов, который принимает решение о засчитывании ответа, девушка с черным ящиком, менторы команд, собственно участники.

Роль ментора была в том, чтобы подготовить команду к игре. С одним из менторов мы договорились и ради интереса потренировали команды друг друга. Это всем полезно, чтобы не происходил застой. Потому что, когда раз за разом делаешь одно и тоже, можно в рутину уйти.

А во время игры, в тот момент, когда не работали над вопросом и он не звучал, ментор мог подойти к своей команде, чуть-чуть скорректировать, подбодрить. Я потихонечку говорил человеку: «У тебя же был ответ, просто говори громче». Видел, что в зале душно, в перерыве всех собирал в аудитории, открывал окно, чтобы ребята подышали свежим воздухом.

А все остальное время я не мог вмешиваться и помогать, это было бы нечестно. Я стоял рядом и наблюдал за своими. Наверное, можно было нарушать правила, но у меня воспитание такое, что договоры должны исполняться, как говорили древние римляне: «Pacta sunt servanda».

Если моя команда работала хорошо и чуть-чуть не дотянулась до ответа, я считал, что это успех. Потому что тут помимо получения удовольствия важно, как люди обсуждают, мыслят.

Значительно важнее и интереснее — это, конечно, как роли распределяются в команде. Кто пишет, кто ключевое слово хватает, кто помнит фразу вопроса, потому что иногда во время обсуждения забывается, в чем вопрос. Если пошли стихи, то несколько человек должны успеть записать по строчке. Как правило, люди, которые пишут, устают, и через некоторое время их надо менять.

У меня в команде есть один энциклопедист, он лезет в свою базу знаний, находит там что-то подходящее и говорит: «Я уверен, что это так». Правда, пару раз это не срабатывало, но каждый человек имеет право на ошибку. Есть девочки с очень хорошим ассоциативным мышлением, они по ассоциациям накатывают вопрос. Есть люди с очень хорошей аналитикой — они вопрос вначале разбивают, а потом его обратно собирают в виде ответа. Я просил ребят, чтобы они вначале набрасывали варианты, а потом выбирали. И видно, как человек бросает один вариант, и пока идет обсуждение, он нагоняет и бросает второй.

Есть капитан, который должен собрать все варианты, отсортировать, простроить у себя в голове цепочку, после этого дать правильный ответ. Капитаном могут быть разные люди, но как правило, выбирается человек с хорошими аналитическими способностями, который способен проанализировать брошенный ответ к заданному вопросу и сравнить, насколько все эти ответы подходят в качестве вариантов. Безусловно, он должен иметь авторитет в команде. Собственно говоря, игра заканчивается после того, как капитан выбрал вариант. Ему должно быть оказано большое доверие в этом плане. Как он это делает? Я бы хотел залезть в голову своего капитана и поинтересоваться, как он это делает. 

Как люди придумывают вопросы для «ЧГК»?

Когда я готовился к корпоративным интеллектуальным играм, то просто думал, что я могу спросить у людей так, чтобы они смогли простроить цепочку и ответить.

Например, когда я был в «Театре Луны», перед началом спектакля слышал обьявление, которое звучало примерно так: «Вы можете не выключать свои мобильные телефоны, однако администрация театра не несет ответственности за…» За что? Продолжите. Этот вопрос пошел на игру, но все команды решили, что его нельзя засчитывать, потому что там было два варианта ответа: 1) за реакцию соседей по зрительному зала, 2) за реакцию артистов и соседей по залу.

Я когда отправлял вопрос, написал, что любой из этих ответов приемлем. Но команды сошлись во мнении, что не должно быть двух правильных ответов, и этот вопрос сняли с игры.